Шизофреничный формат

Идет женский спринт в биатлоне. Наши провалились так, как никогда не проваливались.
Но это в спорте. А в телевизионной картинке свое представление. По мысли режиссера, спортсмены (спортсменки) после финиша дают интервью о том, как сложилась гонка.
Такое было и раньше, но только в отношении успешных результатов.

Здесь же просто зарядили корреспондента на интервью у всех наших финиширующих.
То есть, корреспондент спрашивает, как так случилось, что Вы заняли свое 28 (38, 58) место?
И спортсменка честно говорит: простите меня ( дуру, почти как в фильме "Ширли-мырли"), тренеры и зрители, что не смогла быстро ехать, и со стрельбой не справилась.
Не проще ли просто признать, что мы провалились, и уйти в молчание.
Из которого, может быть (а может и нет) когда нибудь вырастут наши победы, или просто заметные достижения, в этом виде спорта?
 

Царю о границах дозволенного

Тема возникла из известного стихотворения  «Зодчие» советского поэта Дмитрия Кедрина.
В нем рассказывается, как Иоанн Четвертый приказал ослепить двух зодчих, поставивших храм Покрова что на рву (храм Василия Блаженного).

«И тогда государь

 Повелел ослепить этих зодчих,»


С одной стороны, свидетельство о страшном злодеянии.
Но с другой стороны, тут же, дается объяснение этого действа, которое уже вроде бы и не злодеяние вовсе, так как оно имеет рациональные основания.

«Чтоб в земле его

Церковь

Стояла одна такова,

Чтобы в Суздальских землях

И в землях Рязанских

И прочих

Не поставили лучшего храма,

Чем храм Покрова!»


Как разрешить противоречие? В середине 80-х, осмысливая этот факт, я придумал версию о том, что советский (в плохом смысле) поэт просто решил очернить «проклятый царизм», чтобы на этом заработать.
С такой версией я обратился, уже в середине 90-х, к экскурсоводу в музее-заповеднике «Коломенское».
Он мне ответил, что история с ослеплением зодчих не имеет подтверждения. Более того, на основании имеющихся документов считается, что зодчих не двое, а один. И звали его Барма Постник. Который после храма Покрова построил еще несколько выдающихся храмов. Говоря современным языком, он работал на госзаказе.
А эта история – вовсе не выдумка советского поэта, а московское поверье. Дожившее от Ивана Четвертого до 20 века, когда его в стихах изложил Д. Кедрин.
О чем это свидетельствует? О том, что русский народ, поддерживая такое поверье, допускает для Государя возможность и целесообразность дикой жестокости, если она оправдана высокими государственными интересами.

«Не поставили лучшего храма,

Чем храм Покрова!»


Хотя (я фантазирую) возможно, что Иван IV даже в мыслях не держал злого умысла против успешного архитектора. Ибо таких  специалистов наперечет, будешь их обижать, еще разбегутся. Это не изменщиков бояр на кол сажать, здесь приговор один.
Но народ, в своем поверье, Государю такую жестокость не только не поставил в укор, но и объяснил ее необходимость.

«Соколиные очи

Кололи им шилом железным,

Дабы белого света

Увидеть они не могли.

Их клеймили клеймом,

Их секли батогами, болезных,

И кидали их,

Темных,

На стылое лоно земли.»


Это к вопросу о необходимости установления демократии в России.
 

Против Галича

А. Галич. Легенда антисоветского диссидентства. Оставивший после себя большое количество песен, стихов, хранящихся на старинных магнитофонных катушках, виниловых дисках, а сейчас полностью доступных в сети.

Его песни и стихи трогают своим неравнодушием, участием в судьбе своих героев.

"Обезьянке было очень плохо,
Человеку было много хуже"

"Кадиш" о Януше Корчаке.

И многое-многое.

Что позволяет автору занимать достойное место в русской поэзии 20 века.

Но есть многое, что настораживает.

Пример1.

"И пошел я к Львовой Клавке :
- Будем, Клавка, выручать,
Оформляй мне ,Клавка, справки,
Шлепай круглую печать !
Значит, имя, год рожденья,
Званье, член КПСС,
Ну, а дальше - наважденье,
Вроде вдруг попутал бес.
В состоянии помятом
Говорю для шутки ей, -
- Ты, давай, мол, в пункте пятом
Напиши, что я - еврей !

Но дальше - беда человека, который так пошутил.

И пошло тут, братцы-други,
Хоть ложись и в голос вой!..
Я теперь живу в Калуге,
Беспартийный, рядовой!
Мне теперь одна дорога,
Мне другого нет пути:
- Где тут, братцы, синагога?!
Подскажите, как пройти!

Вроде, нужно сочувстовать герою. Но если сбросить авторское очарование, то картина смотрится по другому.
Еврейская эмиграция разрешена, и некий майор теряет документ, а при его восстановлении хочет записаться евреем. Что бы Вы подумали на месте кадровика того времени, который об этом узнал?
Разумеется, он бы отреагировал так как в песне.


Он как гаркнет: -Я не лапоть!
Поищи-ка дураков!
Ты же явно хочешь драпать!
Это видно без очков!

Если ж кто того не видит,
Растолкуем в час-другой,
Нет, любезный, так не выйдет,
Так не будет, дорогой!

Но только стоит ли герой сочуствия? По моему-нет.

Пример2. История, рассказанная А. Галичем, приведенная на сайте Радио Свобода.

http://www.svoboda.org/audio/26804224.html

Александру Галичу предлагали купить Эммочку - официантку вагона-ресторана

Что рассказал автор-можно послушать по ссылке.

Но мне представляется совсем другая интерпретация описанного события.

Московский литератор, вполне благополучный, возвращающийся из командировки, "зацепил" смазливую официанточку вагона ресторана. После приглашения, против правил, она к нему подсела за столик. Что, естественно, не осталось незамеченным его коллегами.

Через некоторое время эта официантка, после общения с коллегами, заявляет ему, что они готовы ее ему продать. Цена-банкет, где гуляют все (сотрудники вагона ресторана), а оплачивает Галич. Тот соглашается, банкет проводится. Галич идет в свое пустое мягкое купе, где ждет своего приза. А дальше идет "динамо".  Дама появляется только под утро, дарит всего лишь короткий поцелуй, и пропадает.

Обычное дело. Железнодорожная история.

Самое смешное, что Галич описывает цель своей командировки. Спасти провальный сценарий фильма, который уже наполовину снят. А он специалист по таким делам.

На мой взгляд, так и здесь. Из ситуации, где его примитивно кинули, он составляет трогательную драму. 

Журавли. Идеология применения крупных птиц

Журавли. Началось с русского поэта А. Жемчужникова, написавшего в 1871 г.



 Сквозь вечерний туман мне, под небом стемневшим, 
   Слышен крик журавлей все ясней и ясней... 
   Сердце к ним понеслось, издалека летевшим, 
   Из холодной страны, с обнаженных степей. 
   Вот уж близко летят и, все громче рыдая, 
   Словно скорбную весть мне они принесли... 
   Из какого же вы неприветного края 
   Прилетели сюда на ночлег, журавли?.. 
   
   Я ту знаю страну, где уж солнце без силы, 
   Где уж савана ждет, холодея, земля 
   И где в голых лесах воет ветер унылый, - 
   То родимый мой край, то отчизна моя. 
   Сумрак, бедность, тоска, непогода и слякоть, 
   Вид угрюмый людей, вид печальный земли... 
   О, как больно душе, как мне хочется плакать! 
   Перестаньте рыдать надо мной, журавли!..

Грусть и тоска, сплошной декаданс, который еще не наступил в 3-й четверти 19 века.

Прошло много лет. В 30-е Николай Марков и Джаз табачников пели следующий текст:

Здесь под небом чужим я как гость нежеланный,
  Слышу крик журавлей, улетающих вдаль.
  Сердце бьётся сильней, летят птиц караваны.
  В дорогие края провожаю их я. 
  Вот всё ближе они и всё громче рыданья.
  Словно скорбную весть мне они принесли.
  Из какого же вы из далёкого края
  Прилетели сюда на ночлег, журавли? 
  Дождик, холод, туман, непогода и слякоть,
  Вид унылых людей из угрюмой земли.
  Ах, как больно душе, как мне хочется плакать…
  Перестаньте рыдать надо мной, журавли! 
  Пронесутся они мимо скорбных распятий,
  Мимо древних церквей и больших городов.
  А прибудут они, им откроют объятья
  Молодая весна и Россия моя…

Позитив. Молодая весна и Россия моя.

Но это не все. Дальше был А. Вертинский. 
Сначала все, как у Маркова.
После был новый куплет.

Но я знаю страну, там, где солнце сияет,
Зеленеют поля, колосятся хлеба.
Там улыбки друзей, там меня понимают.
То любимый мой край, то Россия моя.

Потом почему-то эту песню связывали с П. Лещенко, который ее никогда не пел.

А потом была А. Баянова, которая эту песню дополнила следующим шедевральным куплетом.


Но я знаю страну, там, где солнце сияет,
Зеленеют поля, колосятся хлеба.
Там есть право на труд, там меня понимают.
То любимый мой край, то Россия моя.

Конечно замечательно, когда в стране есть право на труд.

А вообще-то осенью в нашем климате тоскливо. И можно согласиться с тем, что

Я ту знаю страну, где уж солнце без силы, 
   Где уж савана ждет, холодея, земля 
   И где в голых лесах воет ветер унылый, - 
   То родимый мой край, то отчизна моя. 

Вот так.
  

В отпуск

Очень хотелось слетать в Вену. Оттуда посмотреть Штирию, Тироль, Братиславу, может быть Будапешт. Но не сложилось. Супруга-гражданский служащий МО. А у них запрет на выезд за границу. Причем, то ли он есть, то ли нет, непонятно. Но тревожиться драгоценной супруге не нужно, и поэтому едем в июне в Сочи. Где темные ночи. Так что опять воронцовские пещеры, озеро Рица, Красная поляна. Думаю, будет интересно.

О чем песня

Ольга Чигиринская (aka morreth) написала в своем журнале о А. Городницком в связи с его песней "Севастополь останется русским".

morreth. livejournal.com/2338960.html

/То есть, Александр свет Моисеевич ставит себя в параллель с русским солдатом, покидающим павший Севастополь, а кого он сравнивает с захватчиками?/

Я ей ответил, но она не пропустила мой коммент в свой ЖЖ.

Поэтому пишу здесь.


Странно, что писатель, тем более писатель-фантаст отождествляет героя стихотворения с его автором, действующим здесь и сейчас.
Предлагаю другую интерпретацию.
Первые две строфы-это о прошлом, Крымская война и Великая отечественная война.
А последняя строфа-это о будущем.
/17 апреля 2005 года Виктор Ющенко заявил, что статус Черноморского флота России в Севастополе нуждается в пересмотре, в то время как Борис Тарасюк выразился ещё более ясно: пребывание российского флота в Севастополе, которое, согласно договорённостям, ограничено 2017 годом, продлеваться не будет. /
2017 год. Русский моряк, покидающий Севастополь согласно договоренностям, выражает надежду, что "этот город вернется назад".
Но не сбылся прогноз поэта на 2017 год, он все-таки не Кассандра.
Так стоит ли его за это осуждать?

Этот город вернулся назад

Контр-адмирал Березовский присягнул Крыму.
Точка невозврата пройдена.
Поздравляю всех русских!
Огромный респект и уважение Александру Моисеевичу Городницкому.
youtube. com/watch?v=NfHS9I5tY3o
Может быть, когда нибуть оценят, скольких батальонов (полков, дивизий) стоила эта песня для освобождения Крыма.
И еще одна старая песня, отражающая дух сегодняшнего дня.
youtube. com/watch?v=5rbanAoWXbY

Жан Татлян. Фонари

В культурной программе нашего клуба (1972), с которой мы ездили по нашей округе (и я девятиклассник) был Коля Чайка, шофер по профессии. Чайка- это такая фамилия, был он чуваш. И вот он замечательно пел песню "Фонари". Время прошло, я закончил школу, уехал учиться в Калинин. Коля сбил человека, получил срок. Песня мною забылась. Потом появился  старый Татлян, дай ему Бог здоровья. Песня вспомнилась. Но куда делся Коля Чайка, осталось неизвестным.

Вакарчук в Минске

Хорошо поет. И ансамбль его хорошо звучит. Клавишник. Ударник. Бас гитара. Но в картинке присутствует дирижер. Он чем-
то управляет. Вроде бы симфоническим оркестром. Но оркестра не слышно. Задумался.
www.youtube.com/watch?v=cutX3mF0phM